Хошимин, он же Сайгон | Ants in Pants

Хошимин, он же Сайгон

English version Во Вьетнам мы ехали со множеством стереотипов, почерпнутых на форумах для путешественников (похожих на те, с которыми мы потом ехали в Африку ), так что наш прилет из Куала-Лумпура сразу начался с паники. Потом жизнь наладилась, особенно после того, как мы остановились у вьетнамского каучсерфера, посетили музеи и другие достопримечательности и попробовали сразу несколько блюд вьетнамской кухни. Даже дорожного движения в Хошимине через какое-то время мы перестали бояться.
Уличное движение в ХошиминеПо прилету в Хошимин мы прошли паспортный контроль, получили заранее подготовленную визу по прилету (ее для белорусов теперь вроде бы отменили), и тут выяснилось, что из аэропорта можно выехать только на такси. Нам, конечно, казалось, что работники аэропорта нас обманывают, тем более, что пришлось заплатить примерно 10 евро и вообще поездка на такси из аэропорта не наш метод, потому что это часто самый первый способ напаривания туристов, разинувших рот в новой стране. Действительно, хост сказал нам, что нас обманули, правда, всего евро на два (что по вьетнамским меркам, однако, не малая сумма). В дальнейшем путешествии по Вьетнаму, выяснилось, что общественного транспорта в аэропорт нет часто, так что с таксистами еще придется пообщаться.
Мы остановились у каучсерфера Джо, молодого парня, живущего с родителями: на первом этаже у них магазин, а на втором – дом. Мама Джо накормила нас домашним супом с мясом и рисом, и очень удивилась тому, что мы сначала съели суп, а потом рис, а не наоборот, как принято у них. Потом мы легли спать.
Аутентичный ужин во Вьетнаме

Вьетнамский быт

На следующее утро начали исследовать Хошимин. Начали со знакомства с типичным вьетнамских завтраком – сендвичем бань ми, а следующим потрясением после приятного вкусового стала картина публичного суда над женщиной на одной из центральных улиц Хошимина за воровство.
Публичный суд

Дворец независимости.

Периодически шугаясь от сумасшедшего хошиминского движения, добрались до Дворца Независимости (вход 30 000). Дворец был построен в 1873 году, и с тех пор чего только не повидал. Отсюда правили представители различных режимов, в том числе колониального. Во время вьетнамской войны дворец подвергся бомбардировке, которую совершили два диссидента вьетнамских ВВС с целью убийства президента Нго Динь Зьема и его ближайших родственников, которые выступали в качестве его политических советников. Лётчики позже заявили, что их покушение было ответом на авторитарный режим Зьема. Одна бомба попала в комнату в западном крыле, где он в это время читал, но она не взорвалась, что привело к утверждению президента о том, что он имеет «божественную защиту». За исключением свояченицы Зьема мадам Нго Динь Ню, которая отделалась лёгкими травмами, семья Нго не пострадала, однако трое из дворцовой прислуги погибли и ещё 30 человек получили ранения.
В 1975 году в ворота дворца въехал танк, что ознаменовало окончание Вьетнамской войны. В том же году здесь были подписаны мирные соглашения между северным коммунистическим и южным Вьетнамом, после чего здание назвали Дворцом Объединения. Сегодня турист может ознакомиться с экспозициями комнат дворца, а также с бомбоубежищем.
Дворец Объединения в Хошимине

Дворец Объединения в Сайгоне

Комната президента в бункере:
Комната президента в бункере

О последней, менее удачной бомбардировке дворца в 1975 году коммунистами напоминает надпись на месте, куда упала бомба, а рядом с ней выставлен вертолет президента.
вертолет президента

Улицы Хошимина.

Осмотрели Нотрдамский собор времен французской колонии неподалеку.
Хошимин. Нотрдамский собор

Отведали уличного холодного вьетнамского кофе , чтобы полюбить его навсегда, осмотрели коммунистические плакаты, украшения в городе к китайскому новому году, также побывали в кампусе университета.
вьетнамский кофе

коммунистические плакаты во Вьетнаме

украшения в городе к китайскому новому году,

кампус университета в Хошимине

Впервые попробовали вьетнамского супа пхо бо – тарелка с большим куском говядины и прочей начинкой, а также наваристым бульоном – всего один доллар.
вьетнамский суп пхо бо

Музей Вьетнамской войны.

Рядом с кампусом отыскали международную медицинскую клинику: у Вити появилась подозрительная сыпь, однако там с нас запросили 60 долларов за прием аллерголога (это при том, что, по словам нашего хоста, средняя зарплата в Хошимине – 100 долларов). Решили выздоравливать самостоятельно и отправились в музей Вьетнамской войны, поразивший нас больше всего в Хошимине. Война когда-то разделила Север и Юг Вьетнама на про- и анти-коммунистическое движение соответственно, которое поддерживалось с одной стороны СССР и КНР, а с другой – США. Все эти страны, вмешавшиеся в войну, наделали вьетнамцам больше зла, чем внутренние распри. Музей, например, рассказывает о том, что, всем солдатам США, присланным во Вьетнам в 1967 году, выдавался буклет, согласно которому они едут помогать Вьетнаму и всей Юго-Восточной Азии в борьбе с агрессией коммунизма. На деле же американцы убивали мирных людей (в том числе детей), уничтожали города, а также пыталась остановить сторону противника не только бомбами, но и химическим оружием. Так называемый Агент Оранж распылялся с самолетов, поражая все живое не только на тот момент, но и на будущее: отравившиеся газом люди рожают еще несколько поколений больных детей. Отдельный зал посвящен детям с различными недостатками, рожденным после распыления американцами химического оружия во Вьетнаме. Одна из фотографий и подпись к ней также рассказывает противоречивую историю американца, который, воюя во Вьетнаме, сам отравился американским химическим оружием. Вернувшись в США, он посчитал нужным зачать 11 детей – все они больны чем-то очень тяжелым, например, церебральным параличом. На фото сам Джеймс Ратс, принимающий ежедневную дозу таблеток от последствий отравления.
Война во Вьетнаме. Агент Оранж

Последствия для экологии от Агента Оранж и вовсе не обсуждаются: токсичные дожди, загрязненные источники воды, вымершие леса и так далее. Не случайно многие американцы отказывались от службы во Вьетнаме по моральным соображениям, протестовали против американского вторжения у себя на родине и даже сжигали себя заживо в знак протеста.
Музей тюрьмы Чи Хоа также рассказывает историю издевательства французских колониалистов над вьетнамцами: тут, например, представлена гильотина, а также ящик, в котором держали сразу по несколько вьетнамцев, ожидающих казни.
Музей тюрьмы Чи Хоа

После двух последних депрессивных музеев нам, однако, пришлось оживиться по дороге в район, где мы жили. Мы попали в самый час пик, да еще и ехали на открытой маршрутке, очень уж необычно все для нас было. Правда, утром мы уже ездили на скутере нашего хоста втроем по встречке, так что были уже почти как местные.

Вьетнамская кухня.

А вечером попали в ресторан, опять же в нетуристическом районе. Меню на вьетнамском мы тогда еще не понимали, и на наши робкие попытки разобраться сбежались и официанты и гости, что, однако, не особо помогло, так как по-английски никто не говорил.
Вьетнамский ресторан

Однако наши старания были вознаграждены, и мы получили знаменитые вьетнамские рулетики нэм из рисовой бумаги и хот-пот из морепродуктов. За огромный ужин с пивом мы заплатили меньше 10 евро и окончательно не просто полюбили, но заобожали вьетнамскую кухню.
что поесть в хошимине. вьетнамские рулетики нэм

что поесть в Хошимине. Хот пот

Так прошел наш первый день во Вьетнаме, который оказался не просто не страшным, но совершенно необыкновенным. Еще более удивительным он показался нам на следующий день, когда мы прилетели в Буон Ма Туот – другой, почти не посещаемый туристами Вьетнам.

Читайте также наши рассказы о других крупных восточноазиатских городах:
Макао
Гуанчжоу
Куала Лумпур